Архив рубрики: Песни

А в Нарве снег…


Где-то, с большой земли,
Тучи тяжелые плыли.
Где же тот финский залив,
Тот, где мы счастливы были?
Стерлись следы на песке,
Как тает дым сигареты,
В воду кидал я монеты,
Но не вернулся к тебе.

А в Нарве снег, а в Нарве дождь,
И грозовые тучи ближе,
Но в Нарве ты меня не ждешь,
Тебя не скоро я увижу.
А Нарве дождь, а в Нарве снег,
И под ногами грязь и слякоть,
И будет снова небо плакать,
Напоминая о тебе.

Высветил телефон
Номер твой в списке общем,
Минуло счастье, как сон –
Мы на судьбу не ропщем.
Можно, конечно, спросить,
Как у вас там с погодой?
Жизнь, как явления природы,
Не суждено изменить.

Здравствуй, Нарва!


Я вернулся в этот город,
Тот, что сердцу очень дорог,
А изъездил сто дорог.
Снова в ночь меня встречали,
И на Нарвском на вокзале
Я слезы сдержать не смог.
Разве позабыть возможно
Прибалтийский свежий воздух
С примесью морской сосны?
Море нежно-голубое –
Засыпаю я с прибоем,
И о Нарве вижу сны.

А по Нарве, а по Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек –
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать “Привет”!

От вокзала мне на Раху,
Не пешком, не дать бы маху,
А поехать на такси:
Мерседес ли, Форд, Тойота
С Кангеластэ повороты –
Двадцать пять, и не проси!
А давай-ка, спозаранку,
Мы махнем с тобой до танка,
А потом и до сосны,
Завернем с тобой в Усть-Нарву,
К побережью, в “Meretare”,
Жаль, что он с утра закрыт.

По Усть-Нарве, по Усть-Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек,
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать «Привет!»

На Ореховой на горке
Повстречал одну девчонку,
И вовек ее мне не забыть –
Эти ночи и недели
Очень быстро пролетели
Значит, так тому и быть.
Здравствуй, Нарва, древний город,
Расставанье – грустный повод,
Значит, встреча суждена,
И своим гостеприимством
Этот город стал мне близким,
Нарва – в мире ты одна!

А по Нарве, а по Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек,
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать «Привет!»

Голубоглазое Лето


Вспоминаю я вновь, то что было, с особой любовью,
Как однажды мы темною ночью сбежали с тобою,
И уснула земля, теплой летнею ночью согрета,
И была ты со мной, моё Голубоглазое Лето.
Нас будил по утрам до зари теплый лучик востока,
И мы за руку шли, а весь город уснул одиноко,
А потом мы с тобой на вокзале сдавали билеты,
Чтоб чуть-чуть задержать моё Голубоглазое Лето.

Губы были нежны и томительны были объятья,
Мы купались в любви и нам нечего было стесняться,
Но коварно в ночной тишине подбирались рассветы,
Разлучая со мной моё Голубоглазое Лето.
Пожелтели деревья, хотя их об этом не просят,
И дождями пролилась в округу унылая осень,
Но особенным образом встали в ту осень планеты,
И вернулась опять моё Голубоглазое Лето.

Запорошил февраль и застужил на окнах узорами,
Навалились хандра и печали тоской иллюзорною,
Но колеса бежали по рельсам, стуча километры,
Где зимою нашел моё Голубоглазое Лето.
И настала весна, потянулась, проснулась природа,
А у нас всем законам в упрек, время каждого года,
Для влюбленного сердца одна существует примета
Это – ты, моя нежная, Голубоглазое Лето!

По Нарве с девочкой


Есть на свете древний город – крепость в берега Наровы
Запустила корни на века,
И глазницы бастионов много видели, бесспорно,
Память – словно времени река.
Климат финского залива, может, слякотно-дождливый,
Только я люблю его дожди.
Ног промокших мне не жалко, вновь скажу я: здравствуй, Нарва!
Мы с тобою встречи дождались!

И босиком, под проливным дождем,
По Нарве с девочкой вдвоем пойдем,
И я не знаю, как там, в разных городах,
А здесь с невестами порядок был всегда.

Мы покинем крепость снова: в середине бастиона
Дерево железное растет.
Верю, станешь ты судьбою, и впоследствии с тобою
Мы на нем повесим свой листок.
Не смотри в глаза печально – станет встреча обручальной,
Годы не вернуть – они идут,
И оно должно случиться – лет так-этак через тридцать
К дереву придет уже наш внук.

И босиком, под проливным дождем,
По Нарве с девочкой пройдет вдвоем,
И я не знаю, как там, в разных городах,
А здесь с невестами порядок был всегда.

Москва – Таллин


“Москва – Таллин”, вагон номер шесть –
Как хочу я в него уже сесть!
В эту ночь пересечь мне с руки
Правый берег Наровы-реки

Там, где встретят меня вновь друзья,
Там, где воздухом пьян буду я,
Где душа отдыхает от зла,
Где печаль пропадает всегда.

Город в памяти много хранит,
Исторически он знаменит.
Пусть же знает теперь нарвский люд,
Что за люди еще здесь живут!

Я не буду о каждом писать,
Я хочу их скорее обнять,
Благодарен судьбе, что вы есть – …
“Москва – Таллин”. Вагон номер шесть.

Коррида


Красный луч каталонского солнца
Осветил юный девичий стан,
И глаза молодой креолки
Обратились к небесам:

«Иисусе и Дева Мария,
Об одном лишь могу я молить,
Чтоб Хосе мой вернулся с корриды,
Чтоб сегодня он смог победить!»

Каталонское жаркое солнце
Греет в жилах горячую кровь.
В темно-карих глазах каталонцев
Страсть азарта людей и быков.

На арену выходит тореро,
В клубах пыли врывается бык.
Грациозная нервная сцена
Вызывает восторженный крик.

Под бренчанье гитар и щелчки кастаньет
Бык наносит удар – впереди красный цвет.
Рев безумной толпы,  здесь отсутствует страх,
Богохульства и смех стынут в винных парах,
И копыта бьют в такт под щелчки кастаньет
Под бренчанье гитар по останкам Хосе.

Красный луч каталонского солнца
Раздавил под собой горизонт,
И упала над телом креолка
На пропитанный кровью песок…

Дом, где нас с тобой нет


На небе ни огня,
Ни звезд, ни облаков.
Холодная луна
В лед превращает кровь.
Ни душных тихих стен,
Ни мрака темноты,
Холодная луна
Не доверяет сны.

Там рос дьявольский зной,
Там плыл подлый рассвет,
Он звал вслед за собой,
В дом, где нас с тобой нет.

Холодная луна,
Как призрачная медь –
Не будет ждать она,
Не будет слез терпеть.
Она накроет ночь,
Она отбросит тень,
Спасет и сгинет прочь,
Взамен оставив день.

Чья вина?


Он ехал к тебе в надежде увидеть снова улыбку твою.
Он ехал, чтобы сказать, как прежде, три слова «тебя я люблю!».
Но снова я не понимаю, как ты могла такое сказать?
Любовь, что казалась всем раем, зачем хотела ты испытать?

Он ехал к тебе в надежде, но ты ему отказала вдруг,
И слово «уйди» так небрежно тогда сорвалось с твоих губ.
Он молча ушел, но в горле застрял обиды и боли ком,
Завел мотоцикл спокойно и газ на всю остальное – потом…

На мокром асфальте нельзя не оставить
Следов, но визг тормозов
Хранит его память, а дождик с асфальта
Уже смыл его кровь.

Теперь ты рыдаешь над телом, но смерть не стоит уже этих слез.
Ты каешься, но что ж поделать?-  он ту игру воспринял всерьез.
Кто знает быть может случайно, а может нет, он ушел?
Но крик его жизни печальный до адресата теперь не дошел…

Должник


Ветер не шумит, спят березы сном,
Тьмой египетской ночь накрыла дом.
Только мне не в масть этой ночью спать,
А коня седлать, да и в ночь бежать.

Мутит-крутит бес, полумрак ночи.
Мне б дорогой в лес, да петух молчит.
Не достать меня красною стрелой,
Что ж ты скалишься, нынче я не твой!

Сколько было раз, уходил от вас,
Сколько путал след, да Всевышний спас.
И сейчас скачу, все, целуя крест,
Помоги, Господь, покажи где лес.

Там укроюсь я от кровавых лап,
Я хлыщу коня, только он ослаб.
Через поле здесь лес, рукой подать –
На сто первый раз не в кон умирать.

Выстрел гром унял и огнем в ночи
Пуля влет ушла, кровь в висок стучит.
Пуля влет прошла, да через коня,
Захрипел мой конь, да свалил меня.

Кружат вороны над седым холмом:
Пуля развела нас в ту ночь с конем.
Эту жизнь тебе должен я, родной,
Рвется крик в душе, а выходит вой…

Путь Героя (Full Edition)


За зарею, оставив знамя,
Словно бабочка, видя пламя,
Ты летишь на встречу судьбе.
Через боль не пройти, не стерпишь,
В рай дорогу укажет смерть лишь,
И никто не поможет тебе.

Святость ставит печати кровью,
В мир приходишь ты с этой болью,
Но ты должен все раны стерпеть.
Смелым рок выдает авансы,
Лесть и грех всех шаманят в танце,
И никто не поможет тебе.

Через крик, по уму, без строя,
Ты, из тысяч – один, достоин
Этот путь одолеть до черты.
Не украсят венец и слава
Тяжкий груз неудач, провалов,
Но по жизни ведешь и других.