Архив метки: Грустного

Наркотик


Душа в полете за новой дозой,
Она томится, глотая слезы.
Она то воет, то затихает,
То монотонно сидит вздыхает.
Дает потуги, да все без толку,
То рвет подпруги, то мылит холку,
То подлетает, то валит в пропасть,
То замирает, то крутит лопасть.

То вены пухнут, то нити тоньше,
Они без дозы не могут больше,
Но вдруг – удача! и постепенно
Струится к мозгу тепло по венам.
Душа раскрылась волной полета,
Летит над миром без самолета.
Финал – прекрасен, конец – известен
Такой наркотик – создание песен!

Блогеры


В интернете много шума, политической борьбы,
Стали наши толстосумы бабки вкладывать туды.
Извлекают, гады, прибыль от общения людей,
Мы представить не смогли бы жизнь теперь без соцсетей.

Позабыли хруст газеты, кто подписаны на блог,
Им в рассылку шлют советы – кто кому и как помог,
И листают по экрану снизу вверх и сверху вниз
Междустрочную рекламу блогеров – подвальных крыс.

Из статей живых журналов формируется пиар,
Сколько лайков пособрал он, таков и будет гонорар,
И сошлись в словесной схватке те, кто за и супротив,
И искусно подменяют позитив на негатив.

Так несется глас народа – уши вянут от прекрас,
Цель одна у этих блогов – расслоение всех нас.
Чтобы выплеснуть всю жёлчь на невидимых людей,
Им в мозги втирает сволочь ряд совсем иных идей.

Чтобы смута в результате продолжалась по стране,
Чтоб Россия приближалась вновь к межклассовой войне,
Чтоб не вылезть из болота на болотных площадях,
Строчат разные мразоты ежедневно в соцсетях.

Хандра


Вилка на полу с приходом ночи,
Но придти опять никто не хочет.
Рваный пирожок и без начинки
Выкинут давно, и нет причины.

Просто одиночество подкралось,
А за ним уже шагает старость,
А за этим всем крадется глупость
И лицо изображает тупость.

Календарь закончен, как полгода,
И висит картинкой – не охота.
Радио молчит, да что там слушать?
В животе урчит – пора покушать.

Холодильник пуст – открыты двери.
Будущее есть, но я не верю.
Будущее может будет завтра,
Как нибудь дотянем до утра так.

Последний день Помпеи


У Люция когда-то Каллистус занял денег,
Но долг вернуть обратно он не спешил на деле.
Его бы посадили, но тут Каллистус умер,
Когда на город пепел свой выплюнул Везувий.

На Тулия Нумерий строчил в Сенат доносы,
Что не спешит чиновник решать его вопросы.
Угрозы прекратились, и прекратился Тулий,
Когда на город пепел свой выплюнул Везувий.

Узнал случайно Маний, что спит его супруга
Не только с ним ночами, а со слугой, и с другом,
Но завершилось время разврата и безумий,
Когда на город пепел свой выплюнул Везувий.

Последний день Помпеи расставил много точек:
Патриции, плебеи, все сгинули досрочно.
Как трудно быть по жизни приличным человеком!
Не делать гадость ближним, и не покрыться пеплом.

Сладкий сироп


Я напился сладкого сиропу,
И включил ТВ на новостях,
Там как раз сюжет был про Европу,
А точней, про тех, кто там в гостях.

Гости обижают европейцев,
Нарушают грошевой уют,
И ведут себя как кровопийцы,
Никому покоя не дают.

Хулиганят, дебоширят, грабят,
Феминисток трогают за грудь,
Гомосеков по углам гоняют,
Могут даже ножиком пырнуть.

Как их приглашали поначалу!
Зазывали, прям, со всех сторон –
Вот и ломанулись, побежали
Толпы под эгидою ООН.

НАТОвцы утюжат беспощадно
Сирию, Ирак, Афганистан,
А ватаги граждан безоглядно
Заселяют Кёльн и Амстердам.

Развели вас, как лохов, ребята,
Старшие друзья из США,
Потому как за бомбежки НАТО
Отвечать вы будете сполна.

Гости ваши вам еще припомнят
Всех, отправленных к Аллаху, душ,
Только не закрыть ларец Пандоры
Толерантным лепетом кликуш.

В плаче содрогается Европа,
Их на части рвут, кто ел с руки,
Чтобы к вам вернулась сласть сиропа,
Разгоните НАТО, мужики!