Архив метки: глоток

Привет, Саратов!

Плывет по Волге-речке кораблик небольшой,
На палубе беспечно стоим вдвоем с тобой.
Саратов нас встречает гирляндами огней,
Волна корабль качает к причалу поскорей.

Мы по проспекту среди ночных огней пройдем,
Но вдруг ответит нам небо проливным дождем.
И дождь не страшен, прольет — и высохнет вода
Привет, Саратов! Мы снова вместе навсегда!

По улочкам пройдемся саратовским ночным,
Льет дождь, но посмеемся сегодня вместе с ним,
Встречает нас Саратов и в сквере фонари,
Где встретились когда-то с тобой мы на всю жизнь.

Первый раз

(стихи С.А. Есенин)

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали,
Первый раз я запел про любовь,
Первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий,
Разонравилось петь и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И, чтоб прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.

Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.

Я б навеки забыл кабаки,
И стихи бы писать забросил,
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали,
Первый раз я запел про любовь,
Первый раз отрекаюсь скандалить.

Лето

Вот и осень наступила на дворе.
Листья сбросил клен уже к зиме.
Все случилось летом, будто бы во сне,
Только не хватило лета мне.

Как в первый раз, как в первый раз,
Я вижу блеск любимых глаз.
В который раз, в который раз
Все возвратить хочу сейчас,
Но мы разлучены судьбой,
И ты с другим, и я с другой,
И даже лето не излечит эту боль.

Отшумела вьюга на моем дворе,
Одевает новый клен наряд к весне,
А за ней и лета изумрудный цвет,
Только вот тебя все нет и нет.

Инквизиция

Колокол громко звонит,
Цепями руки гремят,
Изрек священник вердикт:
— Ты отправляешься в ад!
Палач с закрытым лицом
Предъявит рьяной толпе
На теле белом клеймо —
Ты не такая как все.

Любовь испортила жизнь,
Игра проходит всерьез,
На инквизиторский стол
Упал подложный донос.
Не долго шел «правый» суд
И вот, «во имя Христа»,
Тебя под руки ведут,
Кидают в центр костра.

В объятьях пламени ты
Проклятия небу шлешь,
А из безумной толпы
В тебя камней летит дождь.
Священный выполнен долг,
А завтра вновь по утру
Другую жертву сожгут
«В угоду богу Христу».

Звёздные сны

Ты спросила как-то: «Видят звезды сны?»
Я тогда не знал, что мне ответить.
Поздней ночью звезды людям светят,
Нам их мысли не подчинены.

Но, однажды, темной ночью поздней
Я один проснулся, не спалось.
Очень долго вглядывался в звезды
И нашел ответ на твой вопрос:

Им не снятся голубые дали,
Им не снятся реки и моря,
Звезды, как и я, в ту ночь не спали,
Так как рядом не было тебя.

Журавли

Клин журавлей проплыл за окном твоим,
Вместе с собой унося все превратности дня.
В доме темно, лишь только свеча горит.
Клин улетает, мысли твои унося.

В облаке сером клин растворяется в ночь.
Он и не скажет: «Прощай!..», не помашет крылом.
Звезды мерцают, но звезды не смогут помочь
Хочется плакать и к горлу катится ком.

Ветер шумит и шумит себе за окном.
Клин улетел, не оставив на небе следа.
Утром тебе все, наверно, покажется сном —
Просто ты в эту ночь осталась одна.

Камикадзе

Растворилось молчанием небо:
Высота, красота, пустота!
Черной гарью разверзнется небыль,
Не порвется из нервов канат.
Нет мне дел до израненной птицы,
Что не сможет уже больше петь —
Подо мной пролегает граница,
А за ней ничего — только смерть.

Жизней я уничтожил не мало,
А теперь уничтожат меня.
Я умру — все начнется сначала,
Вновь натянутся нервы, звеня.
Вслед за мною исчезнут другие,
А за ними еще и еще,
Не узнает никто мое имя,
И не спросит: зачем это все?

Я не предал заветной идеи,
Но по жизни я был одинок.
Все трепещут, боятся, ждут смерти,
Я же сам обозначил свой срок!
Вот уже подлетает ракета,
Серым шлейфом развеялся дым,
Я спасаю себя и планету,
Я останусь навек молодым.

Глоток свободы

Если ветер затер твою память,
Если прошлого вспомнить нельзя,
И не знаешь, что можно исправить,
И куда-то пропали друзья,
Если вниз опускаются руки,
Если рот закрывает замок, —
Уберечься от этой поруки
Позволяет свободы глоток —
Пей его до дна!

Если ходишь по лезвию бритвы,
А в ушах целый день волчий вой,
И в мозгу возникают молитвы
Не за здравье, а за упокой,
Пересытившись адреналином,
Ты живешь, словно нервов комок, —
Здесь наводят прицел в твою спину,
Оставляя свободы глоток —
Пей его до дна!

Страх настолько привычное чувство,
Что ты машешь на это рукой,
А в заначке надежд уже пусто —
Их забрал себе кто-то другой.
И рождаются молнией мысли,
Ежечасно подводят итог,
Что еще можешь взять ты от жизни? —
Лишь свободы желанный глоток —
Пей его до дна!

Воин

А к закату клонится солнца яркий круг
Отчего же молодцу загрустилось вдруг
С поля жуткой брани той враг домой бежит
Воин же израненный умирать лежит

А над полем каркает, кружит воронье
Злу беду предчувствуют да заберут свое
И в бреду отчаянья видит воин сон
В солнечном сиянии свой родимый дом

Там жена-красавица, русая коса
Две щеки румяные, карие глаза
Днем ли светлым, ночкой ли темной ждет его
Только не увидеть ей мужа своего

Опустилась на поле стая воронья
Упокоит прах его русская земля
Не дает в довольствие на себе пожить
Все бы добрых молодцев ей в себя ложить