Архив метки: Нарва

Шашлыки

Утром встало солнце, разбудив эстонцев,
На шашлык в Усть-Нарве ждал сосновый лес.
Радио с песнями, едем мы с друзьями,
На моей машине марки “Мерседес”.
В “Центруме” закупили пять кило свинины,
В “Максиме” добрали угли и пивка.
На морском песочке мы сидим в тенечке,
А свинья румянит на углях бока.

Начинали с пива, было все красиво,
Девочки в бикини, только я грустил.
С черного мангала сало вниз стекало,
И Михалыч выпить водки предложил.
Поросенок сочный, без двух лет молочный,
Как же под такое дело не разлить?
Сильная реклама – мне ж нельзя ни грамма –
Все толпу потом обратно развозить.

Долго я крепился, хмурился и злился,
Но потом Андрюха песни начал петь.
Только под гитару затянул про Нарву,
Понял я, что эту муку не стерпеть!
Мозг мой отключился, сам стакан налился,
И каким-то чудом вылился мне в рот.
Песня завершилась и толпа включилась:
Кто же их теперь обратно повезет?

Утром встало солнце, разбудив эстонцев,
Надо мной вовсю шумел сосновый лес.
И почти не понял, почему на взморье
Я всю ночь проохранял свой “Мерседес”?
На меня забили, на такси свалили,
Только это, братцы, право, все – фигня.
Поросенка съели, песни все попели –
Главное, что праздник был и у меня!

Марина

Я в твоих глазах увидал отражение моря,
И не знаю, откуда взялась в моей жизни такая,
От твоей красоты шум в ушах, словно шум прибоя,
Да и имя твое – словно шелест воды – «Морская».

Я мечтаю теперь о тебе каждой ночкой темной,
Сердце бьется от страсти быстрей и намного сильнее,
Стоит только услышать твой голос нежный, не громкий,
Сердце замерло – вновь от смущения я каменею.

Теплых губ аромат не дает мне забыть ту радость,
Что меня за собой навсегда увлекла в беспечность,
В этот миг все ушло в туман и, наверно, казалось,
Первый тот поцелуй будет длиться целую вечность.

В день рождения твой, в светлом месяце, знойном июле,
Я хочу подарить тебе добрую нежную песню.
Видит Бог, как же искренно то, что сегодня пою я,
Если нам суждено, значит, будем с тобою мы вместе.

Лента пенного прибоя

Здесь, в Прибалтике, природа
Редко радует погодой,
Только минувшее лето
Подарило нам те дни,
Чтобы вспомнилось, как прежде,
Золотое побережье –
На бескрайнем на просторе
Были только мы одни!

Повязала нас с тобою
Лента пенного прибоя,
И усть-нарвской тишиною
Стала ты моей судьбою.

Там обрыв из белой глины,
Весь загадочно-красивый,
И лежит огромный камень,
Так похожий на кита.
В гальке может повстречаться
Даже дырочка, на счастье,
Ну а мы нашли друг друга,
Чтобы раз и навсегда

Повязала нас с тобою
Лента пенного прибоя,
И усть-нарвской тишиною
Стала ты моей судьбою!

К сожалению, почему-то
Быстро тикают минуты,
И пришла пора прощаться,
Чтоб потом встречаться вновь.
Чтобы вспомнилось, как прежде,
Золотое побережье,
Где с тобой искали камни,
А нашли свою любовь.

Повенчала нас с тобою
Лента пенного прибоя,
И усть-нарвской тишиною
Стала ты моей судьбою.

А в Нарве снег…

Где-то, с большой земли,
Тучи тяжелые плыли.
Где же тот финский залив,
Тот, где мы счастливы были?
Стерлись следы на песке,
Как тает дым сигареты,
В воду кидал я монеты,
Но не вернулся к тебе.

А в Нарве снег, а в Нарве дождь,
И грозовые тучи ближе,
Но в Нарве ты меня не ждешь,
Тебя не скоро я увижу.
А Нарве дождь, а в Нарве снег,
И под ногами грязь и слякоть,
И будет снова небо плакать,
Напоминая о тебе.

Высветил телефон
Номер твой в списке общем,
Минуло счастье, как сон –
Мы на судьбу не ропщем.
Можно, конечно, спросить,
Как у вас там с погодой?
Жизнь, как явления природы,
Не суждено изменить.

Здравствуй, Нарва!

Я вернулся в этот город,
Тот, что сердцу очень дорог,
А изъездил сто дорог.
Снова в ночь меня встречали,
И на Нарвском на вокзале
Я слезы сдержать не смог.
Разве позабыть возможно
Прибалтийский свежий воздух
С примесью морской сосны?
Море нежно-голубое –
Засыпаю я с прибоем,
И о Нарве вижу сны.

А по Нарве, а по Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек –
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать “Привет”!

От вокзала мне на Раху,
Не пешком, не дать бы маху,
А поехать на такси:
Мерседес ли, Форд, Тойота
С Кангеластэ повороты –
Двадцать пять, и не проси!
А давай-ка, спозаранку,
Мы махнем с тобой до танка,
А потом и до сосны,
Завернем с тобой в Усть-Нарву,
К побережью, в “Meretare”,
Жаль, что он с утра закрыт.

По Усть-Нарве, по Усть-Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек,
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать «Привет!»

На Ореховой на горке
Повстречал одну девчонку,
И вовек ее мне не забыть –
Эти ночи и недели
Очень быстро пролетели
Значит, так тому и быть.
Здравствуй, Нарва, древний город,
Расставанье – грустный повод,
Значит, встреча суждена,
И своим гостеприимством
Этот город стал мне близким,
Нарва – в мире ты одна!

А по Нарве, а по Нарве,
Ходят девушки и парни,
И встречают облачный рассвет,
Я иду под крики чаек,
Нарва вновь меня встречает,
Чтобы мне сказать «Привет!»

Голубоглазое Лето

Вспоминаю я вновь, то что было, с особой любовью,
Как однажды мы темною ночью сбежали с тобою,
И уснула земля, теплой летнею ночью согрета,
И была ты со мной, моё Голубоглазое Лето.
Нас будил по утрам до зари теплый лучик востока,
И мы за руку шли, а весь город уснул одиноко,
А потом мы с тобой на вокзале сдавали билеты,
Чтоб чуть-чуть задержать моё Голубоглазое Лето.

Губы были нежны и томительны были объятья,
Мы купались в любви и нам нечего было стесняться,
Но коварно в ночной тишине подбирались рассветы,
Разлучая со мной моё Голубоглазое Лето.
Пожелтели деревья, хотя их об этом не просят,
И дождями пролилась в округу унылая осень,
Но особенным образом встали в ту осень планеты,
И вернулась опять моё Голубоглазое Лето.

Запорошил февраль и застужил на окнах узорами,
Навалились хандра и печали тоской иллюзорною,
Но колеса бежали по рельсам, стуча километры,
Где зимою нашел моё Голубоглазое Лето.
И настала весна, потянулась, проснулась природа,
А у нас всем законам в упрек, время каждого года,
Для влюбленного сердца одна существует примета
Это – ты, моя нежная, Голубоглазое Лето!

По Нарве с девочкой

Есть на свете древний город – крепость в берега Наровы
Запустила корни на века,
И глазницы бастионов много видели, бесспорно,
Память – словно времени река.
Климат финского залива, может, слякотно-дождливый,
Только я люблю его дожди.
Ног промокших мне не жалко, вновь скажу я: здравствуй, Нарва!
Мы с тобою встречи дождались!

И босиком, под проливным дождем,
По Нарве с девочкой вдвоем пойдем,
И я не знаю, как там, в разных городах,
А здесь с невестами порядок был всегда.

Мы покинем крепость снова: в середине бастиона
Дерево железное растет.
Верю, станешь ты судьбою, и впоследствии с тобою
Мы на нем повесим свой листок.
Не смотри в глаза печально – станет встреча обручальной,
Годы не вернуть – они идут,
И оно должно случиться – лет так-этак через тридцать
К дереву придет уже наш внук.

И босиком, под проливным дождем,
По Нарве с девочкой пройдет вдвоем,
И я не знаю, как там, в разных городах,
А здесь с невестами порядок был всегда.

Москва – Таллин

“Москва – Таллин”, вагон номер шесть –
Как хочу я в него уже сесть!
В эту ночь пересечь мне с руки
Правый берег Наровы-реки

Там, где встретят меня вновь друзья,
Там, где воздухом пьян буду я,
Где душа отдыхает от зла,
Где печаль пропадает всегда.

Город в памяти много хранит,
Исторически он знаменит.
Пусть же знает теперь нарвский люд,
Что за люди еще здесь живут!

Я не буду о каждом писать,
Я хочу их скорее обнять,
Благодарен судьбе, что вы есть – …
“Москва – Таллин”. Вагон номер шесть.

На берегах твоей реки

Ты подарила мне надежду,
Ты подарила счастья миг,
И снова вместе мы, как прежде,
И это все не сон, не миф.
Как проживешь, не угадаешь,
Когда кругом сплошная муть?
Но легче жить, когда ты знаешь,
Где сердце сможет отдохнуть.

Пою тебе, любимый город,
Свои любимые стихи,
Когда увидимся мы снова
На берегах твоей реки.

Ты подарила мне отраду
Своей любовью и теплом,
И никаких наград не надо,
Лишь слышать плеск наровских волн.
Ты далека, но где-то близко,
Всем расстояниям вопреки,
Тревожит сердце снова пристань
На берегах твоей реки.

Пройдут тревоги и печали,
Исчезнет, словно вспышка, грусть,
Когда под крики белых чаек,
В Нарову вновь смогу нырнуть,
И постоять у бастиона,
Вдыхая липы аромат,
Здесь все родное, все знакомо,
Все так, как много лет назад.